Глава тринадцатая. О СМЕЛЫХ ПАРАШЮТИСТАХ И РАЗУМНОЙ ПИОНЕРКЕ




В это время на соседней улице, в садике перед школой, сидела девочка. Ее звали Майя. Ей было одиннадцать лет, и она была пионеркой.
Она читала сказку А.Н.Толстого "Золотой ключик, или Приключения Буратино" и ужасно сердилась на Карабаса.
- Вот гадкий драчун! Попал бы он к нам в школу, уж мы бы ему показали! Уж мы бы отобрали у него плетку! Ух, какой противный!
Майя била кулаком по картинке, где был нарисован Карабас, и читала дальше. А когда она перелистывала страницу и поглядывала вокруг, она видела белое облако в голубом небе, блестящие окна новой школы и зеленую лужайку с клумбой цветов.
Эти цветы юннаты сами высадили сегодня в черную, рыхлую землю. У Майи ногти стали совсем черные, да так и не отмылись. Ничего - отмоются! Зато какая клумба красивая!
По краю растут бело-розовые маргаритки, а посередине - анютины глазки, темные, фиолетовые и светло-сиреневые, перемешаны, как лоскутки бархата! А на верхушке клумбы посажен пион. Он еще только набирает силу. На высоком стебле тугой атласный шарик. Это бутон. Придет время - раскроется пион, пышный, розовый!
Только бы не сломал его кто-нибудь!
Майя читала сказку и нет-нет да поглядывала на клумбу. И вот ей захотелось, чтобы в пришкольном садике случилось что-нибудь волшебное. Чтобы Буратино и Пьеро выбежали со смехом на зеленую лужайку! Чтобы пудель Артемон погнался за белой бабочкой! Или чтобы маленькая Мальвина в розовом платьице подошла к пиону и, встав на цыпочки, поглядела бы на тугой бутон!
Вдруг что-то зажужжало, застрекотало вдали, и послышался серебристый звон. Словно большая стрекоза, трепеща крылышками, летела над лужайкой. Все ближе, все громче стрекотание, и видит Майя: над школьной крышей летит серебряный самолетик. Обогнул верхушки лип, летит над садиком... Майя вскочила, прикрыла глаза от солнца.
- Неужто это наши авиамоделисты такой самолетик запустили? Ну и молодцы! Как он высоко летит, как долго держится в воздухе!
Вдруг на крыло самолетика вышли два летчика.
- Ах! Это не модель! - вскрикнула Майя и выронила книжку. - Это настоящий маленький самолетик!
И вот летчики спрыгнули с крыла... Тотчас же над ними раскрылись радужные парашютики. Они плавно поплыли вниз. Все ниже плывут, все ближе... Теперь можно разглядеть летчиков. Один - черный, курчавый, и хвост болтается по воздуху. Другой в красной курточке, худой, ножки как спички...
Дунул ветер и понес летчиков прямо на цветочную клумбу.
- Они сломают наш пион! - крикнула Майя и бросилась к цветам. И тотчас же остановилась. Ей стало стыдно.
"Пускай сломают, лишь бы сами не расшиблись!" - подумала она.
А летчики упали прямо в анютины глазки. Один парашютик застрял в листве пиона, а другой еще летел над землей, таща за собой маленького человечка.
- Нужно поскорее отцепить парашют! А то летчики пострадают! - решила Майя. Она подбежала к цветам, поймала оба парашютика и оборвала на них все веревочки.
Маленький человечек в красной куртке сидел посреди анютиных глазок, протянув ножки, и вертел носом во все стороны. А перед ним стоял черный пудель и тыкал его мордой в ухо, будто спрашивал: "Ты не ушибся?"
Майя взглянула на них и засмеялась от радости.
- Это Буратино! А это пудель Артемон! Я только что про вас читала! - сказала она.
Буратино вскочил на ноги и приподнял свой желтый колпачок.
- Вы совершенно правы, благосклонная принцесса! Это мы! Но скажите нам, пожалуйста, как зовется ваше королевство? Мы сбились с дороги и не знаем, куда залетели?
Тут Майя расхохоталась.
- Да откуда вы взяли, что я принцесса? Я совсем простая девочка. Меня зовут Майя. У нас ни принцесс, ни королей и в помине нет!
Пудель радостно взвизгнул, но Буратино дернул его за ухо - молчи! - и покосился глазами на новую школу.
- А разве это не дворец? Разве это не королевский цветник?
- Да нет же, это наша новая школа! - сказала Майя. - Я в ней учусь. У нас в Ленинграде много новых школ. А цветы мы сами высадили сегодня на грядку. Пожалуйста, сойдите на дорожку, если вы не ушиблись. А то анютины глазки помнутся!
Тут Буратино и Артемон соскочили на дорожку и принялись прыгать и плясать как безумные. Они так подкидывали ноги и вертели головами, так весело визжали, что сразу было видно - ничуть они не ушиблись!
Буратино кричал:
- Как я рад, как я рад, --
Значит, это Ленинград!
А пудель просто завывал от восторга. Майя уселась на траву и хохотала, глядя на них. Потом они бросились к ней. Пудель лизнул ее в щеку, Буратино обнял ее шею своими деревянными ручками и сказал:
- Мне очень нравится в Ленинграде!
- Вот и хорошо! - сказала Майя. - Только знаете, что? Давайте говорить друг другу "ты". А то, когда я говорю "вы", мне все кажется, что я отвечаю урок учителю.
- Прекрасно придумано! - крикнул Буратино. - Скажи, Майя, ты не видела здесь нашу Мальвину?
- Ой! - воскликнула Майя. - Где Мальвина? Я так хочу с ней познакомиться! И с Пьеро, и с папой Карло тоже! Где они?
Она оглянулась - не идут ли по садику друзья Буратино? Но вокруг никого не было.
Только две бабочки вились над маргаритками, да вдалеке, против ворот школы, какой-то толстяк в шляпе трубой читал газету.
- Где же Мальвина? - повторила Майя.
- В том-то и дело, что мы не знаем, где она. Погоди, Майя, я расскажу тебе все по порядку!
Буратино уселся на траве, вытянул ножки, прислонился к курчавой спине Артемона и стал рассказывать. Пудель подмаргивал глазами, кивал головой, повизгивал, словно говорил: "Вот, вот, так оно и было!"
Едва Буратино рассказал о том, как тарабарские врачи отказались лечить папу Карло, Майя вскочила на ноги.
- Идем, идем скорее в "Скорую помощь"! Позовем доктора к папе Карло! У нас врачи лечат бесплатно! Идем! Если человек заболел, нельзя терять ни минуты!
Она подняла с травы свою книгу, сунула ее под мышку и быстро зашагала к воротам. Буратино и Артемон бежали за ней вприпрыжку. Она говорила на ходу:
- У нас врачи хорошие! Они выезжают в автомобилях и вылетают на самолетах чуть ли не на край света - за Полярный круг! Только бы помочь больному! Они не посмотрят, что Тарабарская страна далеко. Вы скажите им адрес, и они тотчас же поедут к папе Карло!
Они подошли к воротам. Там все еще сидел толстяк и читал газету. Желтый чемоданчик стоял на земле у его ног.
И вот, едва Майя и ее новые друзья вышли на улицу, толстяк вскочил, отшвырнул газету и растопырил руки.
- Карабас! - вскрикнул Буратино и, не успев шагнуть, замер на одной ноге.
Артемон ощетинился, а Майя невольно попятилась. Живой Карабас был еще страшнее, еще противнее, чем на картинке! Глаза злые, налитые кровью, нос лиловый, как слива, борода огромная, грязная, вся в клочьях!
- Да-с! Карабас! Своей собственной персоной! - сказал Карабас хриплым голосом. - Где же ты пропадал, дружок Буратино? И не стыдно тебе убегать от хозяина? Ай-яй-яй!
Тут он ощерил свои противные, гнилые зубы, нагнулся и схватил Буратино поперек туловища.
- Пусти! - крикнул Буратино. - Ты мне не хозяин!
- Пустите его! Маленьких нельзя обижать! - крикнула Майя.
Карабас только захохотал.
- Как это "нельзя"? Вот захотел - значит, можно! - Он раскрыл чемодан и стал заталкивать в него Буратино.
- Ой-ой-ой! - кричал Буратино, вертясь, как волчок, отбиваясь ногами и руками. Майя хватала Карабаса за руки. Артемон вцепился в рукав злодея и трепал его что было мочи. Но ничто не помогло! Карабас затолкнул Буратино в чемодан!
- Помоги, Майя! - крикнул Буратино в последний раз, и замок защелкнулся у него над головой.
Майя дернула чемодан к себе.
- Выпусти его, Карабас! Выпусти сейчас же! Ты не имеешь права его запирать!
- Прочь с дороги, девчонка! - заревел Карабас и оттолкнул Майю так, что она упала на мостовую, а потом пнул пуделя своим сапожищем.
Артемон, визжа, покатился по земле. Тогда Карабас подхватил чемодан и большими шагами пустился наутек. Только его и видели!
Майя сидела на мостовой и рассматривала свою руку: из ссадины сочилась кровь. Девочка завязала руку носовым платком и хотела встать на ноги. Но тут оказалось, что колено у нее тоже разбито: кожа как теркой содрана.
Артемон подошел, припадая на одну лапу, и ткнулся мордой в ее плечо.
- Тебе больно. Майя?
- Это ничего, что больно! - сказала Майя и встала. - Нет, зачем он утащил Буратино? Нужно поскорее освободить мальчика! А то он задохнется в чемодане!
Майя подняла с земли книжку и позвала пуделя. Прихрамывая и ковыляя, они пошли по улице. Далеко на перекрестке виднелся милиционер.
- Давай расскажем ему все! - сказала Майя.
Пудель завилял хвостом.


далее: Глава четырнадцатая. О ТОМ, КАК КАРАБАС СРАЖАЛСЯ С ВЕЩАМИ >>
назад: Глава двенадцатая. О ТОМ, КАК КАРАБАС СИДЕЛ НА КРЫШЕ <<

Данько Е. Побежденный Карабас
   Глава первая. О ТОМ, КАК ЧЕРНЫЙ ПУДЕЛЬ ПОКУПАЛ БУТЕРБРОДЫ
   Глава вторая. О ТОМ, КАК ЧИТАТЕЛЬ ПРЕВРАТИЛСЯ В ПИСАТЕЛЯ
   Глава третья. О ТОМ, КАК ПАПА КАРЛО ЗАБОЛЕЛ И КУКЛЫ ИСКАЛИ ДОКТОРА
   Глава четвертая. О ТОМ, ЧТО ПОСОВЕТОВАЛИ ПАПЕ КАРЛО ЛЕСНЫЕ ДОКТОРА
   Глава пятая. О ТОМ, КАК МАЛЬЧИКИ ИСКАЛИ СЧАСТЬЕ
   Глава шестая. О ТОМ, КУДА ДЕВАЛАСЬ МАЛЬВИНА
   Глава седьмая. О ТОМ. ЧТО РАССКАЗАЛА ЛАСТОЧКА
   Глава восьмая. О ТОМ, ЧТО ЗАДУМАЛ КАРАБАС, УЗНАВ, ЧТО КУКЛЫ УЛЕТЕЛИ
   Глава девятая. О ТОМ, КАК ДВА СТРАННЫХ ПУТЕШЕСТВЕННИКА ИСКАЛИ ПРИЮТА
   Глава десятая О ТОМ, КАК ПАРОХОД С ДЕТЬМИ ПРИПЛЫЛ В ЛЕНИНГРАД
   Глава одиннадцатая. О ЗАБОТЛИВЫХ ЛЮДЯХ И О ДОГАДЛИВОЙ СОБАКЕ
   Глава двенадцатая. О ТОМ, КАК КАРАБАС СИДЕЛ НА КРЫШЕ
   Глава тринадцатая. О СМЕЛЫХ ПАРАШЮТИСТАХ И РАЗУМНОЙ ПИОНЕРКЕ
   Глава четырнадцатая. О ТОМ, КАК КАРАБАС СРАЖАЛСЯ С ВЕЩАМИ
   Глава пятнадцатая. О ТОМ, ЧЬИ СЛЕДЫ БЫЛИ НА ФУТБОЛЬНОМ ПОЛЕ
   Глава шестнадцатая. О ТОМ, ЧТО СЛУЧИЛОСЬ НОЧЬЮ В ИГРУШЕЧНОМ ЛАРЬКЕ
   Глава семнадцатая. О ТОМ, КАК БАБУШКА ДУНЯ ПРОУЧИЛА БОГАТОГО БАРИНА
   Глава восемнадцатая. О ТОМ, ЧТО СЛУЧИЛОСЬ В ГОЛУБОЙ КОМНАТЕ
   Глава девятнадцатая. О ТОМ, ЧТО СЛУЧИЛОСЬ ВО ВРЕМЯ КУКОЛЬНОГО ПРЕДСТАВЛЕНИЯ
   Глава двадцатая. САМАЯ КОРОТЕНЬКАЯ